Шэри

Ниндзя и ниндзюцу
Ниндзя и ниндзюцу окутывает настоящий ореол тайны и скрытности, что выглядит вполне логично, учитывая, что ниндзюцу можно перевести как "искусство скрытности". Давным-давно ниндзя служили для своих нанимателей в качестве шпионов и диверсантов, затем какое-то время их искусство считалось утерянным и забытым, но тем не менее и по сей день находятся адепты и представители этого направления боевого - и не только - искусства.
Ниндзюцу, как и многие другие восточные боевые искусства, имеет китайские корни. На данный момент не существует адекватного и полного перевода термина «ниндзюцу» на другие языки, равно как и не существует слова для точного описания адептов этого искусства – таинственных и знаменитых ниндзя. Как вариант «ниндзюцу» переводится следующим образом: «искусство скрытности» и такой термин широко используется в доктрине будзюцу, однако он затрагивает только одну из характерных особенностей искусства ниндзюцу – утаивание или создание и поддержание ауры таинственности. В общем случае функции ниндзя описываются так: проникновение на вражескую территорию, совершение различных актов саботажа или убийства и возвращение после успешного завершения операции. На самом же деле скрытое проникновение во вражеские замки и укрепления положило начало развитию отдельной специализации будзюцу, известной как тори-но-дзюцу, в то время как переход через линию вражеских войск в период открытых боевых действий или военной тревоги стали называть тикаири-но-дзюцу.

Действия, совершаемые ниндзя после успешного проникновения, варьировались в зависимости от обстановки – военной или стратегической и все эти действия можно разделить на три большие группы:
сбор информации посредством шпионажа и все, что с этим связано;
убийства, диверсии, ослабление вражеской обороны;
действия на поле боя, включая боевые операции почти в любой форме, варьировавшиеся от открытого столкновения до засады (как на беззащитную жертву, так и на правителя, следующего в сопровождении многочисленной охраны).Т.е. по сути ниндзя были наёмниками, предлагающими себя в качестве шпионов, наёмных убийц, диверсантов или террористов – по желанию заказчика, которыми, как правило, выступали как крупные, так и мелкие даймё в период феодальной раздробленности и междоусобиц: когда, к примеру, необходимо было выполнить какое-либо откровенно скользкое дельце, то обладающий необходимым запасом денежных средств самурай или даймё всегда мог переложить эту ношу на плечи наёмников-ниндзя. Большие организации или гильдии ниндзя предлагали свои услуги тем, кто был готов за них заплатить.

Впервые шпионить ниндзя стали при Сётоку-тайси (574-622), принце-регенте, выступившим в качестве нанимателя. Сильные гильдии ниндзя правили ночным Киото, где они прочно укоренились, а школы ниндзя множились с такой скоростью, что в течение периода Камакура насчитывалось как минимум 25 довольно крупных центров по подготовке бойцов. Как правило, такие центры располагались глубоко в провинциях Ига и Кага. Не раз популяцию воинов ночи хотели уменьшить различные военные лидеры, жаждавшие полновластного контроля над страной, осуществлять который должна была жёсткая рука центрального правительства. Показательным примером в этом случае будет уничтожение 4 и даже более тысяч ниндзя воинами Ода Нобунаги. Войско Нобунаги, кстати, насчитывало около 46 тысяч человек.

Когда власть оказалась в руках клана Токугава, распространившего жёсткий порядок во всём, то буквально каждый из существовавших в то время классов время от времени нанимал маленькие группки ниндзя для устранения соперников в другом классе или даже в пределах одной социальной группы.

Разумеется, шпионили ниндзя и в пользу официального правительства, так ниндзя провинции Кага выступали шпионами на службе сёгуна и использовались в сети, раскинутой над императорским двором и некоторыми могущественными провинциальными правителями. Маленькие отряды ниндзя сражались с группами воинов в локальных конфликтах: для подавления попыток бунта или же, банально, в битве за территорию.
Семейства ниндзя это тесно сплоченные и замкнутые коллективы, которые вливались в более крупные группы в полном соответствии с древней клановой структурой. У ниндзя были свои лидеры (дионин), которые составляли планы, а также заключали союзы и контракты. Были и младшие начальники (гэнин), и простые агенты, которые исполняли любые приказания вышестоящих. Эти группы составляли крупные гильдии, обладающие своими территориями и кругом специфических обязанностей – и то, и другое охранялось весьма ревностно, и посторонний человек не имел практически ни единой возможности присоединиться к такой группе, что называется, «с улицы» и стать ниндзя: для этого нужно было родиться в семье профессионалов. Ремесло ниндзя передавалось от отца к сыну, но и то с предосторожностями – все искусства и тайные приёмы, а также оружие каждой семьи тщательно охранялись и раскрыть секрет постороннему означало умереть от руки своих же. В случае же, если ниндзя таки попадался охотникам, то смерть также была единственным выходом: ниндзя-неудачник либо уходил из жизни самостоятельно, либо от руки другого ниндзя, оставлявшего для последующего возможного допроса исключительно хладный труп.

Книги и документы (торимаки), связанные с традициями, техническими приёмами и искусствами ниндзюцу считались наиболее тайными семейными сокровищами и с великими предосторожностями передавались от одного поколения к другому. В них содержались инструкции, касающиеся той боевой техники, которую ниндзя должен был изучить и освоить на самом высоком уровне мастерства (включая технические приемы таких традиционных боевых искусств, как стрельба из лука, фехтование на копьях и мечах). Также традиционные искусства ниндзя ловко приспосабливали для своих исключительных целей, к примеру, они изобрели складное копьё, которое при внезапном вытягивании в длину производило крайне шокирующее воздействие. Также ниндзя использовали такие «хитрые» приспособления, как мечи и клинки, установленные на концах различных складных шестов, к которым прикреплялись цепи, чтобы можно было быстро вернуть оружие в руку после броска. Помимо всего прочего ниндзя замечательно владели техникой иайдзюцу – искусством, позволяющим молниеносно выхватывать меч или кинжал из ножен. Самой передовой школой ниндзюцу, специализирующейся в этом направлении, была Фудо Рю.
В школах ниндзюцу придумывались и свои исключительные виды оружия, каждый из которых подходил для определённых целей и имел свой собственный метод использования. В первую очередь, наверное, следует назвать сюрикэн - метательные лезвия, или «иглы», которые носились на специальном ремешке по пять штук в связке. Этим оружием ниндзя умели пользоваться превосходно: из любой позиции, при любом освещении и на разной дистанции – цель никогда не уходила живой, она вообще уже не могла пойти куда бы то ни было. Методы метания сюрикэн были сгруппированы и в итоге выделились в отдельное искусство – сюрикэндзюцу. Эту технику изучали даже буси, дабы использовать свои короткие мечи (вакидзаси), кинжалы (танто) и ножи (ко-гатана) с большей эффективностью на длинных дистанциях. Наиболее знакома – по художественным фильмам, конечно же – западным жителям форма сюрикэн в виде многолучевого звездообразного диска, который называется сакэн и бросается резким движением кисти.

Также из специфического оружия ниндзя с успехом использовали бронзовые кастеты (суко), выдувные трубки, удавки, тонкие шипы, шнуры/цепочки с вращающейся гирькой на одном конце и обоюдоострым лезвием на другом (кётэцу-согэ), а также безобидный с виду бамбуковый посох, один из концов которого был утяжелён свинцом, а другой скрывал всё ту же цепь с гирькой.Ниндзя могли с лёгкостью проникать в дома, замки, комнаты и военные лагеря, всё это они проделывали благодаря знанию практической психологии, а также благодаря превосходному владению набором специнвентаря, в который входили верёвочные лестницы, ручные шипы, верёвки с крючьями, а также специальная обувь. Вдобавок ниндзя брали с собой дыхательные трубки и надувные мехи, позволяющие долго оставаться под водой и незамеченными пересекать крепостные рвы, озёра или болота. Не брезговали ниндзя использовать и древнекитайские достижения в химии и создании взрывчатых веществ: неуловимость ниндзя, а также их эффектное появление зачастую были обязаны ослепляющим гранатам и дымовым шашкам, использовали ниндзя и отравленные дротики, и трубки, брызгающие кислотой. Впоследствии, к этому и так немалому арсеналу добавилось огнестрельное оружие.

Помимо общих приёмов будзюцу каждая из школ ниндзюцу специализировалась на особых методах применения насилия: нанесение смертоносных ударов пальцами по жизненно важным органам человеческого тела (Гокку Рю), ломание костей (Кото Рю) и др.

Таким образом, ниндзя был крайне опасным врагом, в совершенстве обученным и готовым эффективно и безжалостно справляться с любыми ситуациями, возникающими в бою – вооружённом или нет, без разницы. Способности полностью обученного ниндзя выходили за рамки общедоступных, а его контроль над собственным телом был просто поразительным: ниндзя умел замедлять сердцебиение по собственному желанию, контролировать своё дыхание, освобождаться от верёвок и цепей, а также пробегать большие расстояния или, наоборот, длительное время оставаться полностью неподвижными. Ниндзя были и прекрасными актёрами, могущими изобразить человека любого социального положения, создав любую легенду – именно по этой причине ещё они могли проникать незамеченными на заданные объекты. И в завершение перечисления навыков ниндзя следует отметить недюжинные знания человеческой психологии, а также гипноз (сайминидзюцу).

@темы: боевые искусства